Кодекс чести самураев — залог достижения результатов

Наткнулся в сети на ликбез по жизни воина. Очень порадовало, тк самому уже надоело выписывать цитаты и постоянно терять их. Страх - Когда воину страшно он видит все по-новому - Лучшее, на что мы способны, проявляется тогда, когда нас прижимают к стенке. Мы малодушны тогда, когда нам есть что-то за что мы цепляемся. Трудности -Воин знает, что измениться он не может, но он все же пытается изменить себя. Это его единственное преимущество, которое воин имеет перед обыкновенным человеком. Воин не испытывает разочарования, когда,пытаясь изменится, терпит неудачу. В конечном счете воин не ищет нипонимания, ни помощи. Говоря, он просто облегчает свою ношу.

Путь Воина (с) Карлос Кастанеда

Жизнь Воина может не иметь ничего общего с военными действиями, и то же время те, кто воюет с оружием в руках — далеко не все Воины. Воин — только тот, кто не в словах, но в поступках ставит превыше всего Честь, Веру в себя и своих товарищей, Достоинство и Храбрость. Мы есть то, что о себе думаем. Всё, что происходит — последствия наших мыслей, поэтому контролируй то, о чём думаешь.

За это время развивался не только Кастанеда, но и сам дон Хуан. То .. Он может стать непобедимым воином или шутом, но он никогда не . Пока (кто- то) думает, что он был жертвой, его жизнь будет адом. .. Я был радостен и полон сил и совсем не беспокоился ни о своей гордости, ни о своём страхе.

И делай все, что хочешь, Все будет хорошо. Когда речь заходит о страхе смерти, мы нередко сталкиваемся с заявлениями такого рода: Человек, утверждающий подобные вещи, очень часто бывает совершенно искренен и не надо обвинять его в легкомыслии или браваде. Обычно мы имеем дело просто с неточным пониманием сути этого выражения, с представлением о смерти как физическом факте — агонии тела и последующем провале в небытие во всяком случае, для атеистически воспитанного сознания.

Только внимательно рассмотрев всю объемную психологическую подоплеку смерти как явления бытия, мы начинаем понимать, что страх смерти есть один из важнейших детерминаторов человеческого поведения. Будучи фактом для обычного сознания неизбежным, смерть редко становится предметом серьезных раздумий или насущной озабоченности — какой резон страшиться того, что неминуемо произойдет рано или поздно, независимо от нашего отношения и степени нашей осмысленности этого?

Так рассуждает почти всякий, и страх смерти совершенно естественным образом уходит в подсознательное, скрывается за целым комплексом защитных механизмов и реакций, уходит так глубоко, что личность искренне погружается в утешительную иллюзию: У интеллектуалов такое заблуждение приобретает особенно рафинированный вид — познакомившись с идеями объективного идеализма и целым рядом подобных в этом отношении философских доктрин, а иногда восприняв умозрительно религиозные учения, где смерть всегда есть особо важный момент, рассматриваемый с пристальным вниманием, они находят там для себя приемлемые, успокоительные воззрения творческие натуры, кроме того, могут создать свои собственные и выстраивают в уме миф о смерти и миф о себе.

Каким же образом происходит разоблачение страха смерти? Во-первых, следует показать, что страх смерти — вовсе не игрушка, а одно из важнейших препятствий на пути духовного знания, а для этого его надо извлечь из подсознательного и раскрыть все многообразие масок, надеваемых этим чувством, когда оно доминирует во внутреннем мире человека.

Мы рассмотрим лишь важнейшие деформации страха смерти в сознании человека:

Мальчик заметил, что она облачена в необычные одежды, а на голове у нее покрывало. Он никогда не встречал ее прежде. Мальчик, очарованный ее красотой, отправился, куда было сказано. Сел на песок, устремил взгляд на горизонт, но увидел то же, что привык видеть всегда — синее небо и океан.

и утверждение: Цветаева не думает, она в стихах — живет, и главный И неужели никто никогда не полюбопытствовал узнать, какая у вас голова .. И главное забыла: свободная — явно: от страха своего . я так не умею», — вот точные слова М. В. о своем предполагаемом авторстве.

Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти. Мысль о смерти - единственное, что способно закалить наш дух. Она может принять вид зажженных фар машины, которая въезжает на холм позади нас. Она может оставаться видимой некоторое время, а потом исчезнуть в темноте, как если бы она покинула нас на время, но она опять появляется на следующем холме, чтобы потом исчезнуть вновь. Это огни на голове смерти. Она надевает их наподобие шляпы, прежде чем пуститься в галоп.

Эти огни она зажгла, бросившись в погоню за нами. Смерть неуклонно преследует нас, и с каждой секундой она все ближе и ближе. Смерть никогда не останавливается. Просто иногда она гасит огни. Но это ничего не меняет.. Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу. Прикосновением смерти завершается все, и все, чего она коснулась, становится Силой.

Книги в библиотеке:

Его намерение не направлено. Он надеется на награды, которые никогда не материализуются, потому что он ничего не знает о трудностях учения. Он медленно начинает учиться - сначала понемногу, потом - большими шагами.

Но ни ясности, ни силы он не потеряет никогда.” Если не прошёл — становишься либо отважным воином, либо шутом, при этом, обретённая ясность никогда не сменится страхом. Потому что невежественный, не имеет ясности, и потому он думает, что особые знания сокрыты. Хм, но.

Японцы называют его"бусидо", что символизирует путь самурая. Эмоции самого обычного человека чужды для самураев. Это символ идеального человека, который стремится побеждать самого себя. Самурай является истинным защитником своего господина. Самурай верен своему слову. Самурай является символом идеального воина, которому чужд страх. Правила самурая помогут понять истинную сущность японского воина.

2. Фундамент безупречности: три победы воина

Нам не следует пытаться навязывать другому свою волю, если он ведет себя не так, как мы этого хотим. Ты каждый раз чувствуешь себя обязанным объяснять свои поступки. Это все тоже ЧСВ.

Потеря Анны. Женщина-Воин Не обольщайся, Караффа. – спокойно произнёс Север. – Я бы никогда не Хотя в душе её в то время, дико визжа, бился о стены животный страх. Попытайся удержать его, Изидора – услышала я прямо в своём мозге, – Я пойду к . Они не думают так, как желают другие.

В предыдущей главе мы говорили о четырёх атрибутах воина и узнали, насколько важное место они занимают в его жизни. Однако над желаемым необходимо трудиться, и для того, чтобы сделать свою волю командой Орла, недостаточно просто захотеть этого — это процесс постижения того, как заявить свои права на силу, своё наследие.

Повторим, что никто не может наделить человека силой по той простой причине, что сила представляет собой знание, обретаемое на собственном опыте. Таким образом, чтобы получить силу, нужно быть способным выстоять в битве за силу, а до этого момента сама сила постоянно бросает воину вызов. В жизни встречаются четыре категории сражений, известных как четыре природных врага; в каждой из сменяющихся жизней воину предстоит столкнуться с этими врагами и победить их.

Четыре природных врага являются в действительности просто отрицательными аспектами, или следствиями, четырёх атрибутов воина. Чрезвычайно полезным для ученика является ведение специального дневника, в котором он отмечает каждый вызов, каждое сражение с четырьмя природными врагами; ученику следует стараться различать, к какой категории относится каждый вызов. Это совсем несложно, однако такие действия дают ученику преимущество ощущения контроля над ситуацией и дисциплинированности, которые необходимы для воспитания правильного расположения духа.

Важнейшие концепции из книг Карлоса Кастанеды

Книга воина света Воин света помнит добро. В битве ему помогают ангелы; силы небесные все расставляют по своим местам, давая ему возможность реализовать себя наилучшим образом. А воину порой удается такое, что превыше сил человеческих. И потому, на восходе солнца, он преклоняет колени и благодарит за Благодетельный Покров, осеняющий его. Но благодарность воина не ограничивается лишь духовной сферой; он никогда не забывает друзей, ибо они вместе проливали кровь на поле битвы.

Воину нет необходимости напоминать о помощи, оказанной другими; он всегда сам помнит об этом и делит с ними награды.

Мы никогда не разгадаем его тайну. на войну – полностью пробужденный, полный страха, благоговения и безусловной решимости. Воин не может быть ни беспомощным, ни испуганным ни при каких обстоятельствах. Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти.

Книга 11 Шаманы Древней Мексики: Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все равно будет итоговой. И пусть концентрированная мудрость дона Хуана поможет вам на вашем пути. Эта книга пропитана Силой. Он утверждал, что мир шаманов подчиняется иной когнитивной системе, отличающейся от той системы познания, которая господствует в повседневном мире. Судя по тому, что узнал в процессе своего обучения Карлос Кастанеда, мир шаманов Древней Мексики действительно подчиняется системе познания, совершенно отличной от нашей собственной.

Однако это обучение проводилось в соответствии со скрытыми побудительными причинами, определяемыми той традицией, что была приведена в действие мексиканскими шаманами много тысячелетий назад. Опираясь на один из принципов системы познания мира шаманов, шаманы назвали бы ту структуру, которая просматривается в размещении афоризмов в этой книге, колесом времени — для тех людей такая концепция была не умозрительной и не теоретической, а столь же прагматичной, какими были они сами.

Время является для шаманов совершенно понятной формой упорядоченности энергии, которую человек может почти непосредственно осязать и приводить в движение. Благодаря развиваемой в течение всей жизни невероятной силе сосредоточения эти шаманы действительно были способны осязать колесо времени и перемещать его настолько сильно, что цель вызванного ими смещения, какой бы она ни была, можно ощутить даже в наши дни. Он относил себя к линии шаманов, возникновение которой уходит в прошлое к тем шаманам, что жили в Мексике в давние времена.

Дон Хуан Матус ввел меня в этот мир — который, разумеется, был миром шаманов древности — самым действенным из доступных ему способов.